На главную Карта сайта Написать письмо  
О проекте  Рекламный отдел  Контакты  Подписка  Сайты‑партнеры  English 
 
0
U-Journal. Журнал Стокгольмской школы экономики в России   Ксения Кочнева Ольга Лосева Кирилл Пшеничный Владимир Платонов Ян Эклоф
РУБРИКИ
Тема номера
Управленческие инновации
HRM и управление талантом
Книги
Брэнд-код
Рынки мечты
Компания-2026
Aпокрифы науки управления
Психология в менеджменте
Размышления и наблюдения
Bсе рубрики…
КЛУБ
Интервью
Courage&Wisdom
Alumni
Бизнес-ассоциации
Личное
Extreme
Конкурс Miss Extreme
Наши авторы
Карьерный центр
SSE Russia Network
LiveJournal
САЙТЫ-ПАРТНЁРЫ

Advertka.ru - Ежедневно лучшая мировая реклама

Ежедневно о рекламе

РЕКЛАМА
Rambler's Top100
Rambler's Top100
HRM и управление талантом
 Екатерина Викторова

Фабрика менеджеров

№3(9) (15.12.2005)

В российском бизнес-образовании есть серьезные пробелы, но эта ниша постепенно заполняется. Как это происходит?

Существует всего три варианта:

Приход западных бизнес-школ на российский рынок – самый, казалось бы, простой и удобный выход. Но бизнес-образование – продукт класса люкс, поэтому школы стремятся сохранить свою элитарность и не всегда заинтересованы в увеличении масштабов и завоевании новых рынков. Исключением стала Стокгольмская школа экономики, открывшая свой филиал в Санкт-Петербурге. Это объясняется высокой степенью интернационализации шведских компаний (Швеция – лидер международного бизнеса) и заинтересованностью Швеции в развитии региона Балтийского моря.

Открытие новых российских школ. Так появились Российская экономическая школа и факультет менеджмента СПбГУ.

Трансформация старых вузов. По этому пути пошли экономический факультет СПбГУ и ФИНЭК.

Поскольку не так много западных бизнес-школ работает в России, а в сфере высшего образования их нет вообще, конкуренция между российскими школами замкнулась на внутреннем рынке.

Многие российские вузы предлагают валидацию дипломов, но это не может  полностью компенсировать отсутствие самих школ: в дополнение к основному выпускники получают диплом западной бизнес-школы. Обучение проходит в российском вузе, а для получения западного диплома слушатели проходят тестирование, результаты которого оцениваются бизнес-школой, предоставляющей валидацию.

Если бы западные университеты были представлены более широко, это оздоровило бы индустрию образования: наши вузы оказались бы в условиях открытой конкуренции, кроме того,  они могли бы применить успешные западные практики в российских условиях и равняться на мировой уровень. 

Чем отличается образование всего остального мира?

В мире формируется единое пространство высшего образования.

Одним из результатов процесса глобализации на рынке образовательных услуг является так называемая кредитная система, в которой мы пока не участвуем. Несмотря на схожее звучание, она не имеет ничего общего с денежными кредитами.

Назначение системы состоит в создании академической мобильности, возможности проходить разные курсы учебной программы в разных университетах. Кредиты – единицы, в которых измеряется учебная нагрузка слушателя, с их помощью обозначается соотношение дисциплин. Таким образом, студент перестает зависеть от конкретного вуза и может участвовать в формировании своей учебной программы, главное – набрать необходимое число кредитов.

Чем больше вузов охватывает кредитная система, тем эффективнее она работает. Чтобы ввести у себя эту систему, университеты должны работать единообразно, то есть, соответствовать общим стандартам.

В мире система высшего образования предполагает наличие следующих ступеней и академических степеней.

После четырех лет обучения студенту выдается диплом бакалавра (в зависимости от специализации Bachelor of Arts или Bachelor of Science), после чего он может поступить на одно- или двухлетнюю магистерскую программу, получив по окончании степень магистра (Master of Arts или Master of Science). Наша пятилетняя «вышка» с дипломом специалиста не совсем стройно вписывается в эту систему.

Далее те, кто решил построить свою карьеру в бизнесе, после приобретения практического опыта могут пройти обучение по программе МВА и получить соответствующую степень. Причем довольно часто на МВА идут практики, реализовавшие себя как успешные менеджеры и имеющие образование в другой области. Для руководителей высокого уровня существует программа ЕМВА, которая отличается как по форме, так и по содержанию. Основной акцент в обучении делается на стратегию и общее управление организацией. Программа Executive, как правило, проходит в формате part-time. На протяжении двух лет каждые полтора-два месяца слушатели собираются на пятидневные модули. Иногда и для программ МВА выбирают модульную форму part-time, но, как правило, они предполагают очное обучение в течение одного года для Европы и в течение двух лет для США.

Те, кто хочет изучить бизнес с академической точки зрения (в том числе обладатели степени МВА), поступают на докторскую программу, по окончании которой им присваивается степень PhD (Doctor of Philosophy), кандидатов наук на Западе нет. Как правило, только обладатель степени PhD может стать штатным преподавателем университета. У нас это не всегда так. Исключением могут быть приглашенные преподаватели бизнес-школ, которые делятся опытом практического применения изученных концепций и обычно не входят в штат университета. Поскольку бизнес-образование сочетает фундаментальную науку с практикой и не может быть оторвано от самого бизнеса, это отступление вполне обосновано и является одной из отличительных особенностей системы обучения в бизнес-школе, которая предполагает большую активность слушателей: разбор кейсов, деловые игры, симуляции, групповую работу и т. д.

Штатные преподаватели западных университетов могут занимать одну из трех позиций: Assistant Professor, Associate Professor или Full Professor – вершина академической карьеры. Найти этому соответствие в структуре кафедры российского вуза довольно сложно.

Когда наша система образования будет соответствовать международным стандартам, мы сможем продолжать свое обучение в магистратуре и поступать на докторские программы лучших университетов мира.

Пока такие случаи являются исключением, подтверждающим несовершенство системы. Например, Андрей Симонов, профессор финансов Стокгольмской школы экономики в Швеции, прежде чем получить докторскую степень в INSEAD, окончил физический факультет МГУ, аспирантуру физического факультета и защитил кандидатскую диссертацию. На Западе такие случаи – скорее редкость, для нас они уже стали правилом: карьеры профессора INSEAD Станислава Шекшни, директора Центра экономических и финансовых исследований Екатерины Журавской и руководителя программ в области анализа экономической политики ЦЭФИР Ксении Юдаевой складывались подобным образом.

Говоря о российских вузах, следует учитывать разницу, связанную с государственным и частным финансированием. Государство (в лице министерств и ведомств) предъявляет вузам множество противоречивых требований, которые зачастую не соответствуют ожиданиям рынка.

Частные фонды жестко контролируют финансовую часть, но не вмешиваются в сам учебный процесс, что дает университетам высокую степень свободы и возможность учитывать реальные потребности рынка бизнес-образования.

Все многообразие российских бизнес-школ можно разделить не только по источникам финансирования, но и по ряду прочих признаков, формирующих профайл школы: контакты с западными университетами, разнообразие курсов в программе обучения, соотношение теоретиков и практиков среди преподавателей, использование таких методов обучения, как кейсы, симуляции, групповая работа.

В целом система российского бизнес-образования еще далека от совершенства и развивается медленно. Зачастую преподаватели бизнес-школ сами не имеют бизнес-образования и являются высококлассными специалистами только в своих узких областях. Однако выпускники этих школ обладают широтой знаний, которая способна стать движущей силой в изменении системы бизнес-образования и приблизить ее к мировому уровню.


КОММЕНТАРИИ


19.09.2006 (12:40)
гость: Sergey
Андрей Фурсенко: Нужно прогнозировать спрос на конкретных специалистов

Июль и август стали по-настоящему жаркими месяцами для отечественной средней и высшей школы. Национальный проект "Образование" пополнился новым проектом — так называемым комплексным, в рамках которого уже целые регионы будут соревноваться за звание наиболее успешно модернизирующих школьное образование (об этом газета писала "Время новостей" в номере от 7 августа). Лучшие школы России — победители конкурса национального проекта "Образование" уже получили по причитающемуся им гранту в миллион рублей. Уже направлены субсидии из федерального бюджета в регионы для выплат по 100 тыс. руб. лучшим учителям России. В штатное расписание государственных вузов была введена должность президента. Кроме того, прошедший в июле в Санкт-Петербурге саммит "большой восьмерки" предопределил, что российские вузы ожидает в ближайшие три года не менее глобальный и не менее комплексный проект, чем отечественную школу, — перестройка под требования болонского процесса. Что же именно предстоит изменить отечественным вузам корреспонденту "Времени новостей" Кириллу ВАСИЛЕНКО рассказывает министр образования и науки Андрей ФУРСЕНКО.

— Андрей Александрович, в июле завершился саммит "большой восьмерки", на котором обсуждалась единая политика стран в области образования. В том числе и обязательства России по болонскому процессу. Все ли вузы к 2010 году, как это определено международными соглашениями, перейдут на Болонскую систему в нашей стране?

— Болонская система — это не армия. Условия вхождения в болонский процесс не являются сверхжесткими. Я думаю, что к десятому году могут еще сохраниться вузы или по крайней мере факультеты, которые не перейдут на кредитную систему зачетных единиц, принятую в европейских странах. Не все перейдут и на многоуровневую систему высшего образования "бакалавриат-магистратура". И даже если формально эти определения будут присутствовать в системе образования вуза, реально во многих высших учебных заведениях будет вестись традиционная непрерывная подготовка специалистов. Та же самая ситуация будет и в Европе. Но суть не в форме. Главное, к чему стремимся и мы, и наши европейские коллеги, — это чтобы к 2010 году была принята общая идеология Болонской системы, подразумевающая некую степень доверия к курсам других вузов — участников болонского процесса. Чтобы в значительной степени были унифицированы требования к качеству различных учебных курсов и системы подготовки в целом. Ради этого и проводятся перемены.

— То есть у России нет обязательств подгонять все вузы под единую европейскую гребенку?

— Нет, не идет речи о том, что все вузы должны иметь абсолютно одинаковую систему обучения под единую кальку. Должен быть единый идеологический подход, о котором я говорил выше. Сейчас мы принимаем закон о многоуровневой системе высшего образования, положение о зачетных единицах, то есть проводим необходимую законодательную работу в рамках болонского процесса. Вводим эти новшества в поле закона. И как я уже говорил, я допускаю, что несколько вузов останутся вне Болонской конвенции.

— Что грозит нерадивым или консервативным вузам?

— На мой взгляд, санкций никаких тут быть не должно. Другое дело, что, отказавшись от участия в болонском процессе, вузы лишат себя многих возможностей — обмена программами, студентами и профессорами, возможности привлекать студентов на коммерческой основе из стран СНГ и так называемого дальнего зарубежья. И тут встает вопрос о конкуренции на образовательном рынке. Одно дело, если речь идет о вузе, который обладает серьезной репутацией и может предложить своей аудитории что-то выдающееся. Другое дело, если это обычный вуз, который просто не желает прилагать усилия и что-то менять. В этом случае он начнет сильно проигрывать в привлекательности другим вузам и, учитывая демографический спад, столкнется с серьезным недобором.

— Но для того, чтобы привлекать иностранных студентов, необходимо начать преподавать по-английски?

— Мы, конечно, будем стремиться к тому, чтобы преподавание велось не только на русском, но и на английском языке. Но это не обязательное условие для работы с иностранцами. В Италии, Германии, во Франции в большинстве университетов ведется преподавание на итальянском, немецком, французском языках соответственно. И тем не менее, в них обучается множество иностранцев. Потому что в хороших вузах есть общие требования к квалификации выпускников, к учебным программам, а их дипломам доверяют во всем мире. К этому и мы должны стремиться. Кроме того, российские образовательные услуги очень привлекательны для студентов из СНГ. И будут еще более привлекательны, если российский диплом станет пропуском на работу в любую компанию в любой европейской стране.

— Чтобы многоуровневая система образования не была пустой формальностью, под которой, по сути, скрывалась бы традиционная непрерывная система образования, нужно прописать в законодательстве право устраиваться на работу с дипломом бакалавра?

— Действительно, в этом есть определенные сложности. К закону о многоуровневом образовании надо привязывать множество нормативных актов, описывающих минимальные требования по квалификации к той или иной должности. К примеру, может ли юрист, адвокат, судья быть бакалавром или необходимо иметь диплом магистра.

После того как будет принят закон о многоуровневом образовании, необходимо будет определиться со сроками — как долго мы будем выстраивать эти квалификационные требования.

— А почему нельзя сделать все сразу?

— Если мы потребуем одновременного принятия всех этих норм с законом, то мы просто ставим шлагбаум на пути этого начинания. Это нереально. Думаю, что к 2010 году, а может быть, и раньше все нормы по специальностям будут прояснены. Но уже сегодня есть четкое понимание, что бакалавр – это полноценное высшее образование.

— Актеры, художники, режиссеры, писатели тоже будут делиться на бакалавров и магистров?

— Творческие вузы сохранят непрерывную систему образования, но по окончании вуза его выпускникам, вероятно, будет присваиваться степень магистра. При этом промежуточная ступень бакалавра может быть пропущена. К такой системе склоняются сами творческие вузы. Кстати, они также настаивают на том, чтобы профессором, к примеру, в консерватории, мог стать музыкант, не имеющий степень доктора наук.

— Предполагается, что государство будет выделять на магистров меньше бюджетных мест, чем на бакалавров. Определены ли уже пропорции?

— Пока не определены. Нужно оценивать рынки труда, прогнозировать спрос на конкретных специалистов. Но опять же, сокращение пройдет само по себе, естественным путем. Ни в одном вузе не бывает так, чтобы все студенты, поступившие на первый курс, проучились пять-шесть лет и получили диплом о высшем образовании. Есть отсев, есть добровольные уходы. Многое будет зависеть от того, насколько мы действительно создадим систему, при которой рынок труда для бакалавров будет хорошо развит. Когда создадим, можно подумать о том, чтобы ввести вступительные испытания в магистратуру.

— А вы также как-то обмолвились о том, что передовым вузам стоило бы выделять больше бюджетных мест на магистров, чем на бакалавров, чтобы они доучивали студентов, перешедших к ним из других вузов.

— Я допускаю, что рано или поздно мы придем к тому, чтобы по некоторым специальностям, востребованным работодателями и государством, расширять количество бюджетных мест в магистратуре сильнейших вузов. Но этот вопрос достаточно сложный, для вузовского сообщества болезненный. Если мы говорим о том, что нужно доучивать студентов, получивших образование бакалавра в другом вузе, значит, признаем, что магистров там учить не могут. Значит, нужно закрывать там магистерские программы, поскольку держать их становится нерентабельно. Освободившиеся бюджетные места мы можем передать сильнейшему вузу. Нужно составить рейтинг — по какой специальности какой вуз учит лучше. Не обойдется без обид в ректорском сообществе. И далеко не все ректоры сильных вузов на это готовы, они не готовы стать революционерами.

— Как же тогда будет осуществляться миграция студентов?

— При той схеме, которая действует сегодня, миграция студентов из одного вуза в другой все равно будет. Возьмем, к примеру, Бауманский университет. Не все бакалавры останутся на магистерские программы. Кто-то уедет доучиваться в Мюнхенский университет, кто-то пойдет работать после получения диплома бакалавра. Вузы могут принимать и на платные магистерские места, а студенты могут брать льготные образовательные кредиты, чтобы покрыть расходы на обучение. Кстати, правительство сейчас одобрило концепцию эксперимента по выдаче образовательных кредитов. Мы постараемся добиться того, чтобы условия кредитования не зависели от материального положения заемщика. А также сделать так, чтобы освободить выпускника вуза от необходимости возвращать кредит в том случае, если он готов отработать по распределению.

Что такое Болонская система

Болонская декларация о Зоне европейского высшего образования была подписана в Италии в 1999 году министрами образования 29 европейских стран. Россия присоединилась к Болонской декларации в сентябре 2003 года.

К основным целям стратегии реформирования европейской высшей школы были отнесены:

— принятие системы сопоставимых документов о высшем образовании, в том числе введение единой формы приложения к диплому для выпускников вузов Европы для обеспечения возможности трудоустройства европейских граждан и повышения международной конкурентоспособности европейской системы высшего образования;

— переход к двухуровневой (бакалавр, магистр) системе высшего образования. Причем продолжительность обучения на первом цикле должно быть не меньше трех и не больше четырех лет. А обучение в течение второго цикла может вести к получению степени магистра (через один-два года обучения после получения звания бакалавра) и/или к докторской степени (в общей сложности через семь-восемь лет);

— внедрение европейской системы зачетных единиц трудоемкости дисциплин (European Credit Transfer System — ECTS) в качестве средства, способствующего академической мобильности студентов, свободному доступу ко всем образовательным услугам и к расширению возможностей для преподавателей и научных работников участвовать в общеевропейских исследованиях и обучении. В рамках ECTS было введено понятие "кредит" как единицы измерения, с помощью которой оценивается сложность предмета и в приложении к диплому описывается все получаемое образование. В системе ECTS 60 кредитов соответствуют одному году обучения (в терминах трудоемкости), 30 кредитов — половине года (семестр);

— содействие мобильности путем преодоления препятствий эффективному осуществлению свободного передвижения. Учащимся должен быть обеспечен доступ к возможности получения образования и практической подготовки, а также к сопутствующим услугам. Преподавателям, исследователям и административному персоналу должны быть обеспечены признание и зачет периодов времени, затраченного на проведение исследований, преподавание и стажировку в европейском регионе;

— сотрудничество в обеспечении качества образования с целью разработки сопоставимых критериев и методологий. Предполагается учреждение аккредитационных агентств, независимых от национальных правительств и международных организаций. Оценка будет основываться не на длительности или содержании обучения, а на тех знаниях, умениях и навыках, которые приобрели выпускники. Одновременно будут установлены стандарты транснационального образования;

— повышение престижа европейского образования за счет развития учебных планов, межинституционального сотрудничества, схем мобильности, совместных программ обучения, практической подготовки и проведения научных исследований.

Время новостей, Москва
24 августа 2006 года



ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-mail:
Комментарий:
Введите цифры с картинки


правила общения

 Другие статьи из рубрики «HRM и управление талантом» (38)




В Номере
№6(12) (октябрь 2005)
№ 6(12) (октябрь 2005)
Архив номеров

Новости
09 апреля, 2011
Стартует программа «Интегрированные коммуникации и маркетинг здравого смысла» в МИРБИС
20 июня, 2007
Семинар «Управление инфраструктурой: проблемы и направления их решения»
19 июня, 2007
Конференция «Фэшн индустрия»
14 июня, 2007
12 ежегодная конференция «Управление в России: конкурировать или сотрудничать?»
18 мая, 2007
Начался прием заявок на участие в национальном этапе конкурса "Предприниматель года 2007" в России
15 мая, 2007
Приглашение на презентацию нового проекта издателя газеты «Деловой Петербург»
27 апреля, 2007
Открыт очередной набор на фокусную программу «Талант – осязаемый ресурс организации»
26 апреля, 2007
Встреча «Управление реализацией или надзор за исполнением? организационно-кадровые аспекты стратегических изменений»
23 апреля, 2007
Предлагаем принять участие в программе Высшей школы Менеджмента Реймса по теме «Инновации через Создание Ценности на примере индустрии производства шампанских вин»
22 апреля, 2007
Агентство "Форт-Росс" приглашает принять участие в ближайших ИТ-мероприятиях 2007 года
20 апреля, 2007
Первая Всероссийская Конференция: «Финансовые институты и бизнес: новые возможности»
19 апреля, 2007
Конференция по вопросам кадровой молодежной политики и молодежной занятости: «Молодёжь Петербурга и Ленобласти: новые сценарии на рынке труда»
19 апреля, 2007
Компания «Делойт» проводит семинар «Практические аспекты реструктуризации бизнеса»
19 апреля, 2007
Двухдневная конференция «Стратегия коммуникационного развития России: диалог столицы и региона»


 Архив новостей
  Стокгольмская школа экономики в России  
Все права на материалы, находящиеся на сайте
охраняются в соответствии с законодательством РФ
  Разработка сайта: Разработка сайтов: ЮМИ Студияumistudio Работает на UMI.CMS